Пожарище – северная деревня, этнографический памятник

11548
11 минут
Пожарище – северная деревня, этнографический памятник

Пожарище – северная деревня, этнографический памятник

«Пожарище» – национальная деревня Русского Севера. На древнейшем сухопутном пути, который соединяет реки Сухону, Уфтюгу и Кокшеньгу, в глубинке Вологодского края, стоит деревня Пожарище, известная по письменным источникам с 1609 года. Согласно легенде, на месте выгоревшего участка леса два брата построили деревню и дали ей название Пожарище. По свидетельству историков и краеведов, здесь проходили миграционные пути новгородских и ростовских славян.
К середине ХVIII века уфтюгские деревни стали многодворными. В трёх деревнях проживало уже более 250 человек. В конце ХIХ века появились новые деревни и хутора. В 1935 году население деревни Пожарище со всеми хуторами насчитывало более тысячи человек. Это составляло треть всего населения Верхней и Нижней Уфтюги.



В настоящее время в Пожарище по-прежнему живут потомки первопоселенцев.
В 1893 году в этих краях побывала экспедиция, организованная Песенной Комиссией императорского Русского Географического Общества. В 1964 году в некоторых деревнях Уфтюгского сельсовета студентами и преподавателями Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского были выполнены записи образцов музыкального фольклора. В 1988 и 1989 годах в результате фольклорных экспедиций Санкт-Петербургской (Ленинградской) государственной консерватории им. Римского-Корсакова и Вологодского государственного педагогического университета (института) сделан срез состояния сухонской традиции, в том числе и традиции Уфтюги. С 1994 года экспедиционно-исследовательскую деятельность начал вести Нюксенский центр традиционной народной культуры (ЦНТК), с 2000 года – филиал ЦНТК в д. Пожарище.



Еще в восьмидесятые годы ХХ века представители старшего и среднего поколений деревни Пожарище хорошо владели традицией. Жители собирались вместе во время традиционных календарных и советских праздников, готовили традиционную праздничную еду, варили пиво, пели, плясали. С уходом старшего поколения была очевидна утрата традиций, поэтому у потомка одной из жительниц деревни – Олега Коншина – непосредственного участника этих праздников – возникло осознанное желание собрать последних знатоков уфтюгской традиции и воссоздать живую старину в современной жизни.

  Для Олега Николаевича эти края родные, с ними связана вся его жизнь. С самого детства он приезжал в Пожарище к своей любимой бабушке, ходил с ней на вечёрки и праздники и учился петь у местных жительниц. В 1993 году решил организовать из местных «писельниц» – поющих женщин – фольклорно-этнографический коллектив «Уфтюжаночка» (от названия большой реки, расположенной в двух километрах от Пожарища), объединивший жителей деревни Пожарище, а затем и деревень Кокшенская и Лесютино Нюксенского района Вологодской области. В коллектив вошли исполнители, не просто желающие освоить старинные песни, но и готовые возродить традиционные народные обряды и обычаи края, приобщить к этому своих детей и внуков. Творческий коллектив начал восстанавливать обрядовую культуру уфтюгских деревень и воспитывать преемников традиций. Вокруг носителей традиций объединились и молодые жители уфтюгских деревень: в 1996 году к народным исполнителям, бабушкам, присоединились их внучки. Уже много лет этот коллектив выполняет подвижническую работу, приобщая молодое поколение села к культуре предков.

Благодаря деятельности народного фольклорно-этнографического коллектива «Уфтюжаночка» был создан «Этнокультурный центр Пожарище». На сегодня Пожарище – уникальный заповедный уголок на Вологодчине, где сохранились живые народные праздники и обряды, крестьянская архитектура, старинный костюм, трудовые занятия и промыслы.
Традиционная крестьянская архитектура северной деревни представлена несколькими хорошо сохранившимися крестьянскими усадьбами и домами, хозяйственными постройками и архитектурными фрагментами середины и конца XIX века. Увы, некоторые крестьянские постройки, в основном середины и конца XIX века, нуждаются в обновлении. Четыре дома, представляющие традицию старинной жилой крестьянской архитектуры Русского Севера, ещё в 1984–1986 годах вывезены в архитектурно-этнографический музей д. Семёнково. На редкость хорошо сохранился и является подлинным украшением деревни дом Лобазова (1850 года постройки), который признан памятником архитектуры Вологодской области. Традиционные дома в Пожарище большие, состоящие из двух частей: поменьше – «зимник», а посветлее и побольше – «летник», который в основном используется летом. Под высоким полом находится «убег», где хранятся припасы и бытовая утварь. Более молодые (и даже совсем новые) дома стараются не портить общей картины и успешно этого достигают. Плетни, заборы, колодцы, лавочки и прочий хозяйственный антураж также построены в традициях.
Частично в Пожарище сохранился и восстановлен этнокультурный ландшафт: особо почитаемые обрядовые места – святой родник на месте Заболотской часовни и обетные деревья; места народных гуляний с малыми архитектурными формами.
Часовня в д. Заболотье (Уфтюга) во имя Воскресения Христова была построена на пожертвования местных крестьян в 1870 году и приписывалась к Спасо-Преображенской церкви, расположенной в д. Лесютино. По легенде, на одном из деревьев, которые росли небольшим кустом на окраине деревни, явилась икона, – здесь и было решено построить часовню. По описанию местных жителей, часовня состояла из двух срубов, соединённых между собой, имела купол и крест, тесовое крыльцо, чугунную ограду. Часовня была утрачена во время коллективизации, уцелела только часть сруба, которая была использована для постройки жилого дома. На основе рассказов старожилов сделан рисунок часовни. В деревне Заболотье в 1870 году, после возведения часовни во имя Воскресения Христова, пробил ключ – из-под деревянного сруба потек ручей, который в народе получил название Святой ручей. С того времени в любое время года люди берут из родничка святую воду для исцеления и просто для питья, а в Крещенье многие ходят за святой водой для освящения жилища. Научная экспертиза доказала, что вода из этого источника очень чистая и полезная по составу.

  Раньше в деревне не было заборов, огороды располагались в специально отведённом месте. Сейчас, когда жители стали сажать овощи ближе к дому, заборы ставят невысокие, деревянные. Во дворах – огромные сеновалы. Сохранились старинные колодцы-журавли, высоченные деревянные качели, собранные из круглых брёвен. В праздничные гулянья на них качаются и дети, и взрослые – это тоже традиция.
Почти у каждого дома растут старинные вековые деревья – столетние липы у домов называются «обетными» или «родовыми». К ним у жителей Пожарища от предков сохранилось особое почтительное отношение. Со слов местных жителей, раньше у каждого дома старики сажали эти «дерева», а трогать их нельзя – это «завещанные дерева». Огромный старый липовый куст растёт возле фольклорно-этнографического центра. Он особо почитаем как деревенский оберег, старые жители её называют «всему Пожарищу завет». По легенде, её посадил давным-давно один старик в память о своей дочери Марфе – девушке с удивительным голосом, которая погибла от несчастного случая накануне своей свадьбы. Голос её перешёл к птице, которая стала каждый год прилетать на это дерево: «На эту липу с тые поры стала каждый год птица бережная летать. Когда сев начинать надэ, она и прилетит. Вот она прилетит, говорят, всю ночь поёт. Вот которые певкие-то старухи были, дак оне от этые птици и перенимали голоса-те, уцилисе петь. Кто птицу ту увидит, всю жись в сцесье (счастье) жить будет».

В местных традициях деревни Пожарище проводятся календарные праздники и обряды (Рождество, Новый год, Рождественская неделя, Масленица, Пасха, Троица, Заговенье и другие престольные праздники), фольклорный праздник «Живая старина», воссоздающий традиционную форму народных гуляний. В ряду праздников народного календаря Средне-Сухонской этнокультурной традиции ещё в начале 20 века было широко известно Заболотское воскресенье (первое после Ильина дня воскресенье). По старинной традиции, ежегодно в каждой деревне отмечался конкретный определённый праздник, связанный с православным календарём. Туда приходили на празднование со всей округи (в одной деревне гуляние было на Троицу, в другой – на Покров и т.д.). В Заболотье в этот день ежегодно собиралось очень много гостей: приезжали родственники, шли отовсюду страждущие и нищие, была служба в часовне, а на улице для всех прихожан варилась в большом котле каша. В «заболотскую кашу» местные жители складывались сообща: «по стегну барана с хозяйства да крупы чашку». Люди старшего поколения уточняют: «по уговору хозяин выкормит хорошего борашка на праздник, весь год кормит хорошо». Как свидетельствуют жители, каждый праздник прежде проходил с духовным подъемом, что необходимо для продолжения жизни деревни и всего общества, чувства сопричастности друг другу и единения.
Всё это дополнялось обрядами, которые несут в себе огромный жизненный смысл.



Свадебный обряд – гордость Пожарища. Считается, что здесь его восстановили во всех старинных деталях и тонкостях – подробное сватовство, причёты невесты, приговоры, обрядовую кухню, песни величальные, поведение жениха и невесты, древнейшие пляски и хороводы, шуточное ряженье и все символические свадебные действия, – целый сплав ритуальных действий, уникальных музыкально-поэтических фольклорных текстов, хореографии. Важным элементом было выпекание на свадьбу витушки. Витушка – специальный хлеб или пирог, который здесь пекут на свадьбу – магический обрядовый предмет, символ солнца, плодовитости, с «закрученной» в нужную сторону энергией. Основа витушки в виде свастики с закрученными концами из длинных колбасок из теста. Промежутки заполнены свитыми в спиральки кусками теста. Все это опоясывается длинным скатанным из теста «поясом». И обязательно на каждом этапе приготовления витушки (от приготовления теста до выпекания) произносятся определенные слова, осуществляется особое поведение, читается молитва.




Традиционная свадьба – многодневный обряд, который длится 80 дней. В нём принимает участие огромное количество людей и каждый наделён определённой ролью. В Пожарище можно увидеть настоящий свадебный обряд, где представлены старинные музыкально-поэтические образцы местной традиции в исполнении уникального фольклорно-этнографического коллектива. Свадьба проводится в форме этноспетакля – достоверного, очень точного воспроизведения по ролям, в подлинной обстановке, различных моментов жизни старшего поколения деревни. Так в Пожарище происходит живая передача родового знания от старшего поколения потомкам, поэтому и создаются этноспектакли. Актёрами в таких спектаклях выступают местные жители.
Старинные песни, исполняемые чистыми голосами уфтюжанок, разложенные на множество партий, наполнены необыкновенной внутренней силой и красотой – ведь, исполняя народную песню, необходимо прочувствовать её обрядовую силу, донести в достоверном звучании, суметь передать внутреннюю энергию песни – именно в этом и состоит истинный смысл народного пения.
Помимо пения, исполняются и традиционные танцы, имеющие очень древнее происхождение. Один из них исполняется «под заслонку»: ритм создаётся трением ножа о печной заслон. Этот ритмический звук рождает почти мистические ощущения. Пляшут «Сударушку», «Метелицу», «Русского», вальсок и другие танцы-пляски, которые идут под пение или маленькую гармонь-тальянку с бубенчиками на одной стороне.
Бабушки с малолетства обучают своих внучек «вести уточку» – особый вид танцевального движения с мелкими переборами ногами, когда женщина как бы плывёт по полу. Старшие умеют её исполнять особенно плавно («поставно», «по-царски») – в этом проявляется характер северян – людей степенных и сдержанных. По утверждениям ученых, женской пляске «Уточка» более четырех тысяч лет. Её обрядовый смысл и древность доказываются лингвистикой: в традициях и жизнедеятельности местного населения встречается немало однокоренных «уточке» слов. Они – повсюду и в самых разнообразных проявлениях: утицы на узорах вышитых скатертей и полотенец, кухонная утварь в виде солониц-утиц, уткообразные притужальники ткацких станов, утицы на венцах крыш домов. Рабочая нить ткацкого стана, создающая узор ткани, также носит название «уток». Всё свидетельствует о многовековой древности и важности этих архаических образов в народном мифопоэтическом восприятии мира.
Традиционный народный костюм – яркая самобытная составляющая праздников и обрядов. Женский и девичий костюмы – произведение искусства: это комплект из многочисленных предметов, взаимосвязанных между собой. Богатый традиционный орнамент на поясах, передниках, рукавах и подолах рубах несёт и эстетическую, и охранительную функции. На праздник одевали печатные «аглицкие» платки, янтарные бусы и серебряные гайтаны, готовили наряды из дорогих покупных тканей: сарафаны – из атласа и гаруса.

Особо, по-уфтюжски, «домиками», повязываются платки. Это особое искусство так платок поверх белой косыночки-«низовочки» повязать: под платками – тонкие платочки, а под платочками – «рожки». «Рожки» делают так: на марлевой полоске вяжут два узла по двум сторонам головы и повязывают её на голову. Поверх «рожек» надевают косынку-«низовочку», чтобы волос не было видно, а сверху – платок, надевая который, делают складочку посредине лба, чтобы «домик» получился.
Ткачество – старинный традиционный промысел. В Уфтюгской округе ткачество было хорошо развито: ткать портно на рубахи, постели, скатерти, мешки для зерна умела практически каждая женщина в деревне. Известно множество местных названий тканей ручного производства: «клитцетина» – домотканое полотно в клетку; «в пешку», «вырывцетина» – домотканое полотно в мелкую клетку, «сукманина» – домотканое полотно из пряденой шерсти, в основе которого используется лен, в утке – шерсть и лен; «реднина» – редкое по фактуре полотно для мешков. Особо почитались мастерицы, владеющие браным («выкладным») ткачеством, т.е. умеющие ткать орнаменты.
Традиционная еда наших предков – вкусные и полезные блюда, приготовленные в русской печке или иными старинными способами из натуральных продуктов: каши, жаркое, масло, творог, селянка, обрядовые блюда и выпечка – дежень, саломат, колобки, пресновики и свадебные витушки. Уникальные рецепты хранились и передавались из поколения в поколение. Вкус этих забытых блюд также воссоздаётся в Пожарище, как и местный хмельной напиток – пивцё, не имеющий ничего общего с популярной ныне жидкостью, именуемой «пиво». В старину пиво варилось на праздники, причём только мужчинами, и являлось символом единения.