Невиновны-3?

1093
7 минут
Невиновны-3?

Издание «В точку» делится с читателями деталями показаний на судебном процессе против бывших работников управления соцзащиты администрации Вологды Григория Полякова и Раисы Понидаевой


Напомним, вологодский городской суд полностью оправдал Григория Полякова, признав за ним право на реабилитацию, и частично оправдал Раису Понидаеву, оштрафовав ее за пару фальшивых актов проверки на сумму в размере около 100 тысяч рублей. Областной суд оставил в силе решение горсуда. Прокуратура Вологодской области продолжает обжаловать решение в следующей инстанции.

И вот почему. Большинство свидетелей подтвердили позицию обвинения, согласно которой бывшая сотрудница управления соцзащиты Раиса Понидаева лично посетила семью опекунов Блохиных 2-3 раза за более чем год опекунства. Эти же цифры назвала и приемная мать Юлия Блохина. Затем она изменила свои показания, сообщив, что Раиса Понидаева часто бывала у них с проверками.

Подробности, которыми делятся свидетели жизни Блохиных, удивляют: как работникам управления соцзащиты пришло в голову разрешить опекунство этой семье? Многодетная семья Блохиных жила в трехкомнатной квартире, расположенной в деревянном доме. Со Степаном Кукиным в квартире стало шестеро человек, для размещения Степана пришлось приобрести двухъярусную кровать.

Несколько свидетелей сообщили, что Юлия Блохина была грубой, агрессивной, вспыльчивой, безответственной, часто пила. Как рассказал один из мужчин, о Юлии и ее подработках ходили непристойные слухи, которые она якобы подтверждала.

Увы, несколько Блохиных, которые хотели взять опекунство над Степаном, имели судимости и не могли взять на себя ответственность. А родная мать, освободивших из тюрьмы, ушла в запой, перечеркнув еще одну возможность сохранить мальчику жизнь.

На суде близкие родственники Степана обвиняли во всем Григория Полякова и Раису Понидаеву. Судя по их словам, если бы чиновники проверяли семью хотя бы раз в месяц, подобного бы не произошло.
Как рассказывала бабушка Степана, она звонила и стремилась чаще встречаться с ребенком. Но Юлия Блохина препятствовала этим встречам.

В начале 2018 году старший брат Степана, который жил и работал в Москве, звонил и ездил к Юлии Блохиной, но та не отвечала. В декабре 2017 года бабушка мальчика обратилась в детский сад, куда ходил Степан, где ей сказали, что тот давно не приходил.

- После этого я пришла домой к Блохиным, дверь открыла дочь. У Степы были опухшими губы и ухо. Степа наклонился и сказал, что весь в синяках…Также внук говорил, что Блохина ему сказала, чтобы бабушке ничего не рассказывал, иначе пойдет в детский дом, поэтому он и не жаловался, - сообщила женщина.

По словам родной матери, Юлия Блохина жаловалась ей на ребенка, так как его здоровье требовало слишком много внимания и заботы. Сама женщина первый раз слышала о таких проблемах.

Когда она в конце января 2018 года освободилась, встретилась с мальчиком на улице у магазина.
- Он был худой, запуганный, одет плохо, не постриженный, это свидетельствовало о плохом уходе за ним. Видимых телесных повреждений на лице у него я не видела. Степан не жаловался. Я хотела восстановиться в родительских правах. После этого Юлия Блохина стала отказывать во встречах с ребенком по различным причинам, не брала трубку, в июле 2018 они якобы уехали, - рассказала женщина, которая так и не выполнила свои намерения.

В июле 2018 она ходила в органы опеки, где общалась со специалистом, которой устно сообщила о своем желании восстановиться в правах. Но, по словам бабушки, затем женщина ушла в запой. После трагедии со Степаном она больше не общается с дочкой.

Большинство свидетелей подтверждает, что Степу в семье Блохиных не любили. Особенно он раздражал дочку Блохиных.

Слова соседей и друзей семьи Блохиных подтверждает медсестра, которую вызвали к ребенку, впавшему в кому.

- 10 августа 2018 мне позвонил Блохин и сказал, что у него избили ребенка, попросил посмотреть. Когда меня привезли в квартиру, то увидела на диване маленького мальчика всего в ссадинах и кровоподтеках, на лице кровь, грудь в области ключиц сплошь синяя. На ребенке не было живого места. Повреждений было настолько много, что какие-то конкретные на общем фоне не выделялись. Блохина ревела, была сильно пьяная. Ребенок был в одних трусах, диван под ним был мокрым. Она сказала, что у ребенка кома и вызвала скорую помощь. После чего приехали скорая помощь и полиция. У Блохина было состояние шока, руки тряслись. Юлия Блохина вела себя истерично, орала, ревела. На полу в прихожей была кровь, - рассказала женщина. Кто-то пытался замыть кровь на полу, но безуспешно.

Средняя дочь Блохиных отказалась отвечать на вопросы, пояснив, что мама ей сказала, чтобы она никому ничего не рассказывала. По ее словам, Степана давно били по голове шваброй за то, что он заглянул поесть. Сама она этого не видела, ей рассказывала мама.

- Мама наказывала Степу за то, что тот воровал, часто ставила в угол, заставляла отжиматься и приседать. Муж мамы наказывал Степу ремнем и без ремня. Его били и на хлеб с водой сажали. Степу часто били отец и сестра, особенно летом 2018 года. Я видела у Степы синяки на спине. Мама не запрещала сестре бить Степу, а наоборот хвалила. Больше всего его бил муж мамы. Бывало, мама сильно била Степу крапивой, когда он стоял в углу. Его били только крапивой и ремнем, отчего у него были синяки. Когда его наказывали, он плакал, - перечисляла виды издевательств над шестилетним мальчиком девочка.

Даже друзья семьи, которые часто бывали в гостях у Блохиных, подтверждают, что сотрудников опеки «практически не приходили».
- Со слов Блохиных знаю, что сотрудники опеки приходили 1-2 раза за все время. Этот разговор был перед новым годом, - рассказал двоюродный брат Блохиной. – Перед Новым годом приходил соцработник, я в это время был на кухне. Я понимаю разницу между соцработником и опекой, поскольку сам воспитывался в детском доме.

А вот что рассказывают знакомые Блохиных.
- В апреле 2018 года была в гостях. Слышала, как Юлия Блохина сильно ругалась и злилась на Степана. Видела, что дверца холодильника была заклеена скотчем, чтобы мальчик не таскал еду. В конце июня 2018 заходила к Блохиным в гости. Видела, как Степа стоял в углу, а Юлия Блохина несколько раз дала ему подзатыльников. Блохина жаловалась, что Степан ее «задолбал». Когда Юлия проходила мимо, Степа весь сжимался, будто ждал, что его ударят, выглядел забитым, - говорит женщина.

Когда она пришла в гости в июле, Степа сидел в своей комнате и смотрел телевизор. Когда мальчик ходил в туалет, знакомая Юлии обратила внимание, что у него появились ссадины и синяки на бедрах, голенях и плечах. Бросались в глаза свежие царапины на лице, лбу и щеках. Она не спрашивала у Блохиной о происхождении повреждений, но Блохина рассказала, что мальчик сам себя бьет, царапает и падает повсюду.

Еще одна женщина рассказала, как видела, когда Степан потянулся за шашлыком, Юлия Блохина ударила его по рукам и по затылку. После чего отвела домой. Одна из подруг сходила посмотреть состояние Степы. Вернувшись, она сказала, что ребенок стоял в углу наказанным.

В другой день, весной 2018 года также во время совместного распития спиртного видела, как Юлия Блохина за шею либо за одежду затащила Степана в квартиру, при этом ноги ребенка волочились по ступенькам. Блохина рассказывала ей, что ненавидит мальчика и он ей не нужен.

Почему взрослые не обратились в управление соцзащиты, чтобы изъять ребенка, непонятно. Если б хоть один из них позвонил и пожаловался в полицию...

Ранее мы рассказали о том, что родная мать Степана Кукина жаловалась в прокуратуру на избиения мальчика за полгода до произошедшего - https://vk.com/vtchk?w=wall-171004409_225582.

Во втором материале мы познакомили читателей с аргументами Григория Полякова и Раисы Понидаевой - https://vk.com/vtchk?w=wall-171004409_225815.


Читайте также