Невиновны-4?

1242
5 минут
Невиновны-4?

Издание «В точку» знакомит читателей с показаниями обвиняемых и ключевых свидетелей по делу против бывших сотрудников управления соцзащиты администрации Вологды


Напомним, Григория Полякова вологодские суды полностью оправдали и признали за ним право на реабилитацию. Раису Понидаеву оправдали частично, оштрафовав ее за пару поддельных актов на сумму в размере около 100 тысяч рублей.

Показания большинства свидетелей, как мы уже сообщали, скорее на стороне обвинения, чем на стороне чиновников. Но судья Ирина Ворочалкова руководствовалась логикой обвиняемых и их адвокатов, а не позицией следствия, прокуратуры и информацией свидетелей.

А ведь свидетели описали весь ужас на месте преступления, к которому, как считает вологодский городской суд, бывшие сотрудники управления соцзащиты не имеют никакого отношения.

Сотрудник полиции

Полицейский рассказал на суде, что в дом Блохиных было не так-то просто пройти. На улице лаяла собака и бросалась на всех. Поэтому словам бабушки, которая говорила, что не могла проведать внука из-за того, что ее не пускали в дом, стоит доверять.

На момент приезда полиции ребенка уже доставили в больницу.
- Я видел, что холодильник был заклеен скотчем. В квартире был беспорядок, кровь на полу замыта. Следственный комитет производил осмотр квартиры. Дома находились приемная мать ребенка и ее муж, оба были в состоянии опьянения. Со слов матери, она пришла с работы с корпоратива, обнаружила Степана, лежащего на полу. Со слов мужа, он находился на работе, дома была дочь. Спрашивали про заклеенный холодильник, им пояснили, чтобы Степан туда не ползал, - рассказывал мужчина.

Полицейского явно поразило равнодушие членов семьи Блохиных, которое те проявили к смерти ребенка.

- Дочь с бабушкой привезли в отдел сотрудники ГИБДД, сняв с маршрута по Золотому кольцу. Он в присутствии бабушки опрашивал несовершеннолетнюю девушку, со слов которой, родителей не было дома, она ушла к бабушке, оставила Степана Кукина одного, и они с бабушкой уехали в запланированный тур. На вопросы отвечала неохотно, на контакт не шла. Остальных детей не опрашивали, - говорит представитель правоохранительных органов.

По его словам, семья на учете не состояла, сигналов по ним не поступало, хотя, как мы помним из предыдущих показаний, знакомые семьи Блохиных видели, как жестоко Юлия обращается с мальчиком.

- Со слов Блохина, его жена периодически наносила Степану удары по голове в воспитательных целях, не исключал, что 10 августа 2018 могла избить мальчика. Юлия Блохина находилась в состоянии опьянения, вела себя неадекватно ситуации, расстроена не была. Со слов Юлии, она была на работе, придя домой обнаружила Степана уже избитого в бессознательном состоянии, перенесла ребенка в ванную, вымыла полы. Когда приехал муж, вызвали знакомую медсестру и скорую помощь, - рассказывает свидетель.

Инспектор ОДН

Инспектор ОДН пообщался с одной из дочерей в присутствии бабушки. Последние возмущались, что им прервали путешествие, к состоянию и судьбе Степана Кукина относились безразлично.

Со слов старшей дочки, она оставила 6-летнего Степана одного дома, с ним было все в порядке.

В феврале 2018 года после поступления из прокуратуры жалобы матери Степана Кукина, она выходила в семью Блохиных с целью проверки доводов жалобы. Срок рассмотрения жалобы был 3 дня. До выхода в семью она созванивалась с Раисой Понидаевой по характеристике семьи.

- Я выходила в семью без предупреждения. Дома были оба родителя, Степан и другие дети. Смотрела условия проживания, холодильник. Брала объяснения с Блохиных и беседовала со Степой. Жалоб со стороны ребенка не было. Внешне Степан был болезненным, замкнутым. Блохина это объяснила тем, что мать в его присутствии совершила преступление. Побоев на видимых частях тела у Степы я не видела. Раздевать ребенка в их полномочия не входит, - заявила инспектор, которая сейчас уже не работает в инспекции ОДН.

Родную мать она не опрашивала, поскольку та была в местах лишения свободы. По адресу бабушки не выходила, звонила по телефону, он был выключен, возможно, просила участкового проверить адрес бабушки в Заречье. Запросы в детский сад и поликлинику не делала, с соседями не беседовала.

По результатам выхода в семью инспектор ОДН составила акт, направила информацию в прокуратуру, что в семье все благополучно, нарушений не выявлено. Заявителю был дан ответ в колонию. Иной негативной информации по семье Блохиных из органов профилактики, от соседей ей не поступало.

В августе инспектор из СМИ узнала о трагедии со Степой.

В ноябре 2018 был принят межведомственный регламент о взаимодействии органов опеки, полиции, медицинских и образовательных учреждений о необходимости систематических проверок приемных семей.

По сути, этот регламент написан кровью Степана Кукина.

Завтра мы продолжим знакомить вас с тем, что рассказали на суде бывшие коллеги Раисы Понидаевой и Григория Полякова. На суде выступил бывший непосредственный начальник Раисы Понидаевой, которого пытались обвинить в трагедии.

В предыдущих материалах:

1. Решение суда и информация о том, что за полгода до трагедии родная мать Степана Кукина жаловалась на избиения ребенка в прокуратуру - https://vk.com/vtchk?w=wall-171004409_225582.

! Глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин отреагировал на статью издания "В точку" - https://vk.com/vtchk?w=wall-171004409_225807.

2. Аргументы Раисы Понидаевой и Григория Полякова - https://vk.com/vtchk?w=wall-171004409_225815.

3. Показания друзей семьи Блохиных и родных Степана Кукина - https://vk.com/vtchk?w=wall-171004409_225929.


Читайте также