Железная дорога появилась в Вологде благодаря известному меценату Савве Мамонтову

6935
5 минут
Железная дорога появилась в Вологде благодаря известному меценату Савве Мамонтову

Жители Вологды первый паровозный гудок услышали только в 1872 году, когда было открыто регулярное сообщение с Ярославлем. 

Первый поезд со 113 пассажирами, среди которых был и главный инвестор новой «чугунки» Савва Иванович Мамонтов (представитель известной купеческой фамилии), прибыл в Вологду вечером 20 июня.

Идею построить Северную дорогу Мамонтовым подкинул профессор Московского университета, близкий друг Герцена и Гоголя Федор Чижов. В итоге известные московские купцы братья Шишовы и Иван Мамонтов в июне 1858 года внесли в уставный капитал общества по 3000 рублей серебром. В 1862-м дорога была построена. Весь ее подвижной состав состоял тогда из 10 паровозов, 118 пассажирских и 110 товарных вагонов.

Естественно, что путешествия тех лет и по комфорту, и по скорости сильно отличались от нынешних. Паровозы на всех узловых станциях подолгу заправлялись водой, и дорога до левобережного Ярославля занимала 12-14 часов.

Дальше пассажиры шли по дощатым мосткам к пристани, переправлялись через реку на лодках (для владельцев билетов в вагоны первого класса лодки оборудовались навесами, всем остальным в случае дождя приходилось мокнуть), покупали на правобережье новый билет и только после этого вновь садились в поезд, который вез их дальше, в Москву.

Но, несмотря на эти неудобства, железная дорога быстро снискала всеобщую любовь.

Показателен такой штрих: когда в Вологде был объявлен первый набор железнодорожных кондукторов, на пять вакансий нашлось около 200 желающих. Кстати, к соискателям этой должности (обязательно мужчинам!) тогда предъявлялись очень строгие требования. Даже к внешности. Кандидат в кондукторы должен был быть «лицом чист» (то есть без оспин), аккуратен в одежде и прическе и при этом иметь рост не ниже 170 сантиметров.

Особое предпочтение отдавалось мужчинам с элегантно подстриженными усиками: считалось, что человек, который заботится о своей внешности, более интеллигентен и менее ленив.

В мае 1894 года неутомимый Савва Мамонтов «выбил» в министерстве финансов концессию на строительство узкоколейной железной дороги от Вологды до Архангельска. На самом деле строительство дороги через огромные лесные и необитаемые в ту пору пространства было одним из условий получения Мамонтовым концессии. В царском правительстве тоже были не дураки и с помощью новой дороги надеялись освоить все прилегающие к ней территории.

Дорогу начали строить одновременно из Вологды и Архангельска. Северный участок оказался наиболее трудным. Многочисленные топи, гнус и болота делали работу адовой.

На болотах основу дороги выкладывали из деревянных клетей, заполненных камнями. Иногда друг на друга приходилось укладывать до пяти таких «кубиков», но и это не помогало. В трясину уходили целые участки уже построенного пути. И все приходилось начинать заново. В итоге дорогу пришлось открывать дважды.

В ноябре 1897-го, когда все основные работы вроде бы были выполнены, в Архангельске это событие отметили фейерверком и банкетом почти на 300 персон, на который пригласили всю местную знать, инженеров и мастеров строительства.

Рано утром часть гостей уехала в Вологду на первом пассажирском поезде. А еще через час раздался страшный грохот, и насыпная дамба через Исакогорку, по которой совсем недавно проследовал состав, в буквальном смысле слова провалилась в тартарары.

Движение, естественно, тут же закрыли и назначили следственную комиссию. Она установила, что массивный поезд выдавил из-под насыпи те самые клети с камнями, что были призваны укротить извилистую речушку. Вода тут же подмыла пустоты, и насыпь как таковая перестала существовать... Привести все в надлежащий вид удалось лишь к весне будущего года.

Но на аварийно-опасных участках поезда тащились со скоростью не более 10 верст в час. Пассажиров было мало. Люди опасались повторения исакогорского катаклизма. Не оправдались надежды и на то, что по новой дороге активно пойдут поезда с грузом. Владельцы барж и пароходов применили тактику демпинговых цен и удержали почти всех своих клиентов.

А тут еще сгустились тучи над головой самого Саввы Мамонтова. Мамонтов лишился практически всего состояния. Пока он пять месяцев находился в тюрьме, акции Московско-Ярославско-Архангельской дороги были отчуждены в пользу государства. Отобрали у Мамонтова и полученную ранее концессию на строительство другой магистрали: Санкт-Петербург - Вологда - Вятка, сообщает газета "Красный Север".

Начальник мастерских Ярославской дороги дал на суде такие показания: «Савва Иванович - отец второй, добрая душа, другого такого не будет. Плакали мы долго, когда его взяли под арест. Вся служащие сложиться хотели, внести хоть сколько-нибудь, кто сколько сможет, чтобы только вызволить его».

Адвокат Федор Плевако произнес на процессе речь, вошедшую в историю отечественной юриспруденции: «Ведь хищение и присвоение оставляют следы: или прошлое Саввы Ивановича полно безумной роскоши, или настоящее - неправедной корысти. А мы знаем, что никто не указал на это. Когда же, отыскивая присвоенное, судебная власть… вошла в его дом и стала искать незаконно награбленное богатство, она нашла 50 рублей в кармане, вышедший из употребления железнодорожный билет, стомарковую немецкую ассигнацию…".

В 1900 году суд признал Мамонтова невиновным. Бывший миллионер поселился у дочери Александры и жил на скромные доходы от гончарной мастерской, перенесенной в Москву из Абрамова.

Спустя 15 лет, в разгар Первой мировой войны, журналист Влас Дорошевич писал: «Два колодца, в которые очень многие плевали, пригодились. Интересно, что и Донецкой, и Архангельской дорогой мы обязаны одному и тому же человеку. Мечтателю и затейнику, которому очень много в свое время доставалось и за ту и за другую «бесполезные» дороги, - Савве Мамонтову. И вот теперь мы живем благодаря двум мамонтовским «затеям». Бесполезное оказалось Необходимым».

Читайте также