Родственники пассажиров вертолета, который упал в реку в Нюксенском районе, недовольны работой вологодских спасателей и МЧС

2738
7 минут
Родственники пассажиров вертолета, который упал в реку в Нюксенском районе, недовольны работой вологодских спасателей и МЧС

За прошедшие дни в соцсетях появилось сообщения от родственников Анны Швецовой и Сергея Иодо, которые пытаются привлечь к поискам пропавших максимум внимания сотрудников МЧС.


По мнению родных, поиски идут вовсе не так, как это описывают в своих релизах представители ГУ МЧС по Вологодской области.

На место крушения вертолета прибыли все родственники - супруга пилота Елена Иодо, отец и дядя Анны Швецовой и родные Сергея Мозера.

UFmJYF5DBWg.jpg

CK6CX2nRSdM.jpg

A_nSUxetgQI.jpg


Лариса Швецова, мама Анны Швецовой, требует от спасателей ведения ежедневных работ. Как выяснилось, Лариса – в курсе, как спасатели должны вести поиск, поэтому ее аргументы сложно игнорировать. Свое сообщение Лариса выложила в паблике «ОнлайнВологда»:

- В каждом крушении воздушного судна устанавливается виновный, но пусть этим занимаются уполномоченные на это органы. Мне сейчас, как матери погибшей в аварии девушки, как и другим родственникам погибших, важно найти тела и предать их земле. Я уверена, что это задача спасателей – найти тела погибших.

После крушения вертолета было обнаружено сразу только одно тело. Судьба троих остается неизвестной. Только вот не ищет их никто и не хочет искать…

21.10.2020 года на место крушения вертолета действительно были подтянуты силы районного или областного МЧС.

22.10.2020 года найдены части вертолета, замечу, именно части, а не все воздушное судно. Но почему-то об этом нигде не пишется. Но, зато, начиная с 21.10.2020, все официальные источники пишут о том, как «бурно» проходит спасательная операция, ссылаясь при этом на пресс-службу МЧС.

Я и моя семья проживаем в Еврейской Автономной области в п. Николаевка (это недалеко от Хабаровска) и, конечно, следили за так называемыми поисковыми работами, свято верили всему написанному и ответами служб о проведённой работе. А писали и говорили мне по телефону следующее: «Акваторию обследуют водолазы, работают беспилотники, и т.п.».

23 октября мой муж уже был на месте крушения, с надеждой забрать нашу погибшую дочь, но оказалось, что никакие водолазы, беспилотники, манипуляторы и т. д. там не работают. Работает бригада спасателей из нескольких человек, на резиновой лодке, специально не обученных работе по поиску людей на глубине, да еще и в таких непростых условиях. Они курсировали со своими самодельными «кошками» и создавали видимость работы. Интересно, что они хотели этим оборудованием зацепить? Останки вертолета?

Как выяснил мой супруг, они даже не расставили сети на случай, если тела понесет течением.

Мы проживаем тоже в небольшом районе, и, конечно, у нас не каждый день происходят ЧП и уж тем более не разбиваются вертолеты, и, конечно, службы спасателей нашего района тоже не оснащены нужным современным оборудованием, и скажу прямо, вряд ли имеют навыки в такого вида работах. Но у нас есть руководители районного и областного МЧС, которые при необходимости будут решать вопросы с вышестоящими коллегами и сделают все возможное.

Я знаю это не понаслышке. В 2013 году во время крупномасштабного наводнения на Дальнем Востоке по нашим просьбам о помощи, к нам прибыли сотрудники МЧС со всей страны (Воронеж, Челябинск, Екатеринбург) со своим оснащением. Мы тогда в течение месяца работали плечом к плечу, борясь с ЧС и его последствиями. У меня остались самые теплые воспоминания об их профессионализме, и я горжусь, что за нашу совместную работу в помощи пострадавшим, я награждена Государственной наградой Вашего Министерства «Медаль за отличие в ликвидации последствий чрезвычайной ситуации». То, что происходит сейчас, меня бросает в дрожь и мне стыдно за работу их коллег.

Руководством МЧС Нюксенского района и Вологодской области не делается ничего, кроме «красивых» отчетов. Нам, родственникам, пришлось самим добиваться и требовать подключить к работе профессионалов и современную технику. 24 и 25 октября мы звоним в Ваши подведомственные учреждения и надзорные органы, включая генеральную прокуратуру.

Наконец, 25 октября 2020 (как нам пообещали на горячей линии МЧС Вологодской области, прибудет 3 водолаза и аппарат «Фалкон»), к концу рабочего дня дождались сотрудников АСУНЦ «Вытерга» с подводным радиоуправляемым аппаратом и у нас появилась надежда. Но оказывается, водолазы так и не приехали, а данный аппарат работает только при скорости течения воды 5 м.с., а речка Сухона очень быстрая и имеет скорость течения 7 м. с . Как же так? Люди ехали за 700 км, везли с собой снаряжение и оказывается зря? Почему такая разрозненность и несогласованность групп в вашем ведомстве? В таком серьезном ведомстве, от которого люди ждут помощи…

Что нам делать дальше? Как выдержать весь ужас происходящего? Почему к людям, которые столкнулись с такой бедой такое отношение? Ведь наверняка существует какая-то другая современная техника, другие, отработанные практикой и опытом, методы поиска людей под водой? Место крушения всего в 20 метрах от берега и, наверняка, тела погибших придавлены той недостающей частью вертолета.

Я прошу Вас помочь, чем вообще возможно с вашей стороны.

 А мы в свою очередь продолжим прочесывать берега и лесополосу, находить одежду и вещи пассажиров и «стучаться в закрытые двери»! С нами работает местный житель Михаил, который первым выдвинулся к месту крушения вертолета в надежде спасти кого-то. Именно им было найдено тело мужчины и выловлено из реки, а не сотрудниками МЧС, как пишут СМИ. Именно этот человек, с момента аварии и по сей день, добровольно объезжает все заводи реки на собственной лодке, обследует дно личным эхолотом, и также как мы удивляется работе спасателей, которые продолжают курсировать на резиновой лодке, - обратилась Лариса Швецова в Генеральную прокуратуру и центральное управление МЧС.

О том же самом сообщают и другие родственники.
- Мы, родственники пассажиров, находимся на месте крушения уже пятые сутки! Ищем по берегам, лесам и деревням! При приезде нас встретил психолог МЧС и глава района, да помогли в размещении и с тёплыми вещами! На месте не было ни одного следователя, никто не встретился с отцом Анны, не состоялось ни одной беседы с полицией, - возмущаются близкие. Они считают, что если бы не был найден бывший заместитель губернатора Олег Васильев, спасатели продолжали бы активные поиски.

Вчера поздно вечером с близкими пропавших связался Карэн Агамалян, профессиональный спасатель водолазной группы «Добротворецъ». На данный момент, по мнению родственников, это единственный человек, который хоть смог профессионально объяснить какие-то факты, способы и причины, по которым они не могут приступить к работе.

Дело в том, что то оборудование, которое есть у спасателей, не подходит к поискам. В результате родственники обращаются к жителям Нюксенского района, которые живут вниз по течению реки от деревни Бобровское. Они просят пройти по линии берега, чтобы хоть что-то обнаружить.

В ответ пресс-служба МЧС по Вологодской области упорствует, утверждая, что поиски велись и ведутся ежедневно. Однако жалобы возымели эффект – количество спасателей решили увеличить.
- Погодные условия позволяют спасателям применять беспилотную авиацию и обследовать акваторию подводным аппаратом "Фалкон". Береговую линию с высоты специалисты проверяют с помощью вертолета МИ-8. На плавательных средствах и пешим ходом сотрудники МЧС России, АСС Вологодской области, добровольцы и волонтёры продолжают обследовать акваторию и прибрежную территорию. На месте происшествия находится психолог Главного управления. Завтра численность группировки будет увеличена, к поисковым работам на реке Сухоне присоединятся сотрудники АСУНЦ «Вытегра», СЗРПСО, Государственной инспекции по маломерным судам, Аварийно-спасательной службы Вологодской области и аэромобильная группировка Главного управления. Общая группировка составит 75 человек, 31 единицу техники. На месте происшествия будут работать врио начальника ГУ Сергей Самойленко и заместитель начальника ГУ по ГПС - Владимир Закутаев, - сообщает пресс-служба.

Фото - странички Вконтакте Анны Швецовой, Сергея Мозера, "В точку"


Читайте также